Главная » Платежная система » Журнал » Цифровизация ВЭД от «Таможенной карты»
12.10.2018

Цифровизация ВЭД от «Таможенной карты»

Об актуальных тенденциях в регулировании деятельности участников ВЭД, о том, почему регулятор в этой сфере идет к цифровизации быстрее, чем сами компании-участники и банки, журналу «Банковское Обозрение» рассказала Юлия Шуб, директор дирекции клиентского сервиса платежной системы «Таможенная карта».

— Юлия, «Таможенная карта» — российская внутренняя платежная система для уплаты исключительно таможенных платежей — является оператором платежной системы, зарегистрированным ЦБ, имеет национально значимый статус и одновременно является оператором таможенных платежей. Через сервис проходит весомая часть внешнеэкономического оборота. Поделитесь своими наблюдениями: как в последние годы меняются паритет экспорта и импорта, количество участников и какова динамика?

— Когда начались санкции, внешнеторговый оборот в долларовом соотношении здорово просел. Но в рублевом по причине падения национальной валюты изменений не произошло. Экспорт — импорт: мы по-прежнему закупаем оборудование, машины, технологии. Любопытный момент — вырос импорт мыла.

Если говорить об экспорте, Россия — сырьевая страна, поставляющая за границу нефть. В какой-то момент из-за налоговых реформ уменьшилась доля нефтегазового сектора, затем она вернулась на прежние позиции. И, хотя в последний отчетный квартал, например, вырос экспорт зерна, глобальных структурных изменений я не отмечаю.

— Как выглядит ваша клиентская база?

— В отличие от VISA и Mastercard мы общаемся с клиентами напрямую, знаем их потребности и бизнес. Наши клиенты — это юридические лица.

— То есть доходите до конечных участников внешнеэкономической деятельности?

— Да, обязательно. Это гораздо важнее для нас, чем работа с конкретными банками. Мы считаем, что, в принципе, круг участников платежной системы в части банков уже закрыт. Если какие-то новые участники и вступают, то это исключение. Может быть, один банк в год.

Дело в том, что круг банков, которые занимаются участниками внешнеэкономической деятельности, ограничен. Это крупнейшие российские банки, которые могут предложить свои цепочки продуктов для экспортеров и импортеров, и, конечно, это зарубежные банки или кредитные организации с участием иностранного капитала.

— В какой пропорции находятся российские банки и банки с участием иностранного капитала? Пополам?

— Это с большим перевесом банки с участием иностранного капитала, дочерние банки иностранных финансовых групп. Важную роль играет Сбербанк. Но у него совершенно иной круг клиентов. В иностранных банках — это крупные бренды, известные имена, в Сбербанке — это средние и небольшие клиенты, новый для нас и очень значимый клиентский сегмент.

— Можно сказать, что ресурс роста в вашей платежной системе находится именно среди средних и мелких клиентов? «Крупняк» с вами и так работает.

— Каждый привлеченный «крупняк» — это заметный шаг в приросте оборота. В малом и среднем бизнесе иная работа. Совершенно другой продукт, который мы предлагаем. Он качественным, коренным и даже организационным образом отличается от того продукта, который мы продаем крупным клиентам. Крупный клиент — это индивидуальная работа с каждым. Малый и средний бизнес — это прежде всего пакетные решения, встроенные в общую линейку продуктов. Хотя суммарно они дают неплохой оборот, поскольку их много.

— Когда у вас появятся пакетные решения для малого и среднего бизнеса во всех банках?

— Это не только от нас зависит. Мы сами не продаем продукты клиенту, мы продаем их через банки. Все в значительной степени определяет политика банка, его организационные возможности. Мы всегда предлагали тарифы, которые позволяли банкам делать пакетные решения. Пакетное решение Сбербанка появилось 2–2,5 года назад и завоевало свою нишу. Согласно нашему исследованию, рынок малого и среднего бизнеса абсолютно не осведомлен о наличии таких продуктов. И, как выяснилось, для этого сегмента клиентов очень важно, чтобы все было удаленно в режиме онлайн. Сбербанк — машина, которая может сделать все, поэтому понятно, что пред